Зимбабве: в гостях у Людоеда


16.06.2004

Лететь из Москвы в Зимбабве согласились не все журналисты, кого звали: «Там черный расизм, а белым отрезают головы».
Заголовки о Зимбабве российских СМИ подтверждали мрачные прогнозы:
— «Апартеид наоборот («Итоги»)»,
— «Чучхе по зимбабвийски» («Время новостей»),
— «Кровавые шахматы» («МК»),
— «Зимбабве стала большой бойней» («Время МН»),
— «Мугабе переселяет белых с ферм в тюрьмы» («Коммерсант»),
— «Белые фермеры покидают страну под страхом смерти» («Известия»),
— «Мугабе выгнал последнего белого» («Коммерсант»).
И — апофеоз:
— «Людоед шагает по Парижу» («ГлобалРус.Ru») — это про визит президента Зимбабве Роберта Мугабе во Францию.
В Интернете же слово «Зимбабве» вообще стало нарицательным, эдакое государство-клоун с умственно отсталыми жителями и старым маразматиком во главе. Вот типичные сообщения с сайтов.
«Водитель автобуса, перевозивший пациентов психбольницы из столицы Зимбабве Хараре во второй город страны Булавайо, остановил автобус у придорожного кафе, чтобы выпить пива. Вернувшись же к автобусу, он обнаружил, что тот пуст, а 20 пациентов пропали. Поняв, что ему угрожают неприятности, водитель поехал до ближайшей автобусной остановки, где и набрал 20 пассажиров из очереди. После чего поехал прямо в психбольницу Булавайо, где быстро передал «пациентов» персоналу, предупредив, что некоторые из них — буйные. Подозрения у персонала возникли лишь через три дня — из-за совпадения рассказов всех 20-ти. Что же до настоящих пациентов, то о них никто больше не слышал — видимо, они успешно вернулись назад в зимбабвийское общество».
«Зимбабве переживает тяжелейший со времени провозглашения независимости в 1980 году экономический кризис: едва ли не каждую неделю повышаются цены на продукты питания, предметы первой необходимости, бензин. Людям, оставшимся без средств к существованию, просто нечего есть. Голодные толпы грабят грузовики и магазины с продовольствием, поджигают автобусы, крушат все на своем пути».
«Президент Мугабе давно страдает манией преследования и раком простаты. Теперь к ним добавилась новая болезнь, которую в народе называют «сдвиг по фазе». Мугабе не раз признавался близким, что ему вот уже полгода не дает спокойной жизни дух его бывшего соратника и соперника Джосии Тононгары, главкома Национальными Защищающими Силами Зимбабве. После референдума 1980 года, после которого Зимбабве стала независимым государством, Тононгара должен был стать президентом, а Мугабе — премьером. Однако Тононгара погиб в автокатастрофе. Его смерть многие посчитали не несчастным случаем, а спланированным убийством. Теперь, чтобы задобрить дух Тононгары, упрекающего Мугабе в том, что он предал дело революции, за которое они боролись вместе, президент каждый раз, садясь ужинать, приказывает поставить перед свободным стулом тарелку с едой для Тононгары».
«Грейс Мугабе, 32-я жена президента Зимбабве, которая намного его моложе, считает, что психическое состояние ее супруга резко ухудшилось после напряженных парламентских выборов в прошлом году, когда сторонники Мугабе добыли ему трудную победу лишь при помощи насилия».
«Источники, близкие к власти, сообщили зимбабвийской независимой «Файнэншл газетт», что Мугабе часто внезапно теряет сознание, что «напоминает симптомы эпилептических припадков».
«Питер Тэтчелл, известный борец за права гомосексуалистов, попытался совершить в Брюсселе гражданский арест президента Мугабе, сообщает The Times. Когда Мугабе проходил через вестибюль отеля Hilton, Тэтчелл рванулся к нему с криком: «Я арестую тебя за пытки!», но телохранители Мугабе оттеснили Тэтчелла в угол и дали президенту спокойно пройти. Когда его отпустили, Тэтчелл бросился за Мугабе с криками: «Мучитель» и «Убийца», но его снова перехватили».
В общем, в такую страну нас набралось лишь четверо желающих.
Здравствуй, бывш. Мономотапа!

ИЗ ДОСЬЕ «КП». Зимбабве (до 1980 г. — Южная Родезия, еще раньше — Мономотапа) — государство на юге Африки, между ЮАР и Замбией (бывш. Северной Родезией). Столица — Хараре (бывш. — Солсбери). С 1888 г. — колония Великобритании, находящаяся под управлением белых. В 1966-79 гг. из-за апартеида находилась в изоляции. После референдума 1980 г. провозгласила независимость. К власти пришел Роберт Мугабе, возглавляющий Зимбабве до сих пор.
Здесь снимался фильм Клинта Иствуда «Белый охотник, черное сердце». Здесь полно слонов, бегемотов, львов, гиен, крокодилов и бабуинов, большинство из которых обитает в национальных парках и регулярно нападает на население и туристов. Здесь, на границе с ЮАР, течет река Лимпопо, получившая у нас известность благодаря Корнею Чуковскому. Здесь расположен самый большой в мире водопад Виктория — чудо света высотой 110 метров и шириной почти 2 км. Дать здесь концерт было мечтой жизни Боба Марли, и он осуществил ее, прилетев на торжества по случаю обретения независимости и написав песеню «Зимбабве». А вскоре умер.
По дороге из аэропорта в Хараре настороженно оглядываемся по сторонам. Никто ничего не крушит и не поджигает. Голодных толп у магазинов нет, нищих не видать и вообще довольно богато. Психи, «влившиеся в зимбабвийское общество», по улицам не бегают. Высокогорье, потому не жарко и нет малярийных комаров. В лесах, говорят, белые грибы размером с ведро. Дороги — как в Европе, машины тоже.
Наши посольские убеждены, что Хараре — самая зеленая столица мира: «Англичане сюда 110 лет деревья со всего мира везли, а потом каждое лелеяли. Они эту страну под себя делали».
Центр Хараре. На улицах — сплошь чернокожие. Вдруг машину сотрясает громкое «О-хо-хо!», будто под сиденьем проснулся бегемот. Такова была первая реакция на проходившую мимо мадам с выдающимся, объемом с телевизор, задом. Стакан ставь — не разольешь, еще и закуска поместится. Оказалось, такой «телевизор» — отличительная черта женщин одного из племен. Больших и добродушных — как служанка из «Унесенных ветром».
Остановились поменять деньги. Опасливо интересуемся у встречавшего нас сотрудника посольства РФ в Зимбабве:
— Не зарежут?
— В принципе здесь безопасно, — пожимает он плечами. — Правда, жен по магазинам мы отпускаем только вдвоем, да в машинах стараемся не открывать окна — на светофорах можно нарваться на барсеточников, в основном из Мозамбика.
— А где белые?
— Они здесь пешком почти не ходят, не принято.
— Черного расизма боятся? — пытаемся пошутить.
— Ой, ребята, вы газет начитались. Да, с 2000 года в Зимбабве убили 8 белых фермеров. Так в соседней ЮАР за это время тысяч 8 «замочили». Но там же ни про какой черный расизм не говорят.
«Этот Смит — такой головорез…»

Машину вдруг тряхнуло.
— Колдобины появляются после сезона дождей, — поясняет водитель. — Так вот, если до независимости их устраняли за сутки, то сейчас — за неделю-две. Хотя проезжую часть они по-прежнему метут щетками и мусор собирают в совок. И все же, прав Ян Смит, тускнеет потихоньку жемчужина Африки.
— А он жив? — поразились мы.
ИЗ ДОСЬЕ «КП». Ян Дуглас Смит. Родился в 1919 г. на ферме в 300 км. от Солсбери. В 1941 г. пошел служить в ВВС Великобритании, где проявил себя героем. Был дважды сбит, воевал в рядах итальянского Сопротивления. Демобилизовался в 1946 г. На память о войне у него на всю жизнь осталась парализованной половина лица. Вернувшись на родину, в 1964 г. возглавил правительство Южной Родезии, противостоявшее и британской метрополии, и чернокожему большинству. В 1979 году, после 13 лет блокады со стороны международного сообщества, капитулировал.
…Если в мире еще остались политики-легенды, то один из них, безусловно, Ян Смит — сильный и жестокий премьер Южной Родезии. Даже те, кто в советское время не интересовался международной политикой, не могли не слышать эту фамилию. Глава «марионеточной клики», творец апартеида, обвиняемый в самых кровавых преступлениях, он был одним из любимых персонажей советской пропаганды и даже вошел в фольклор благодаря Михаилу Жванецкому — «Этот Смит такой головорез, такое вытворяет…»
Но чтобы этот головорез, которым в брежневские времена у нас пугали малолетних детей, не сбежал за границу, не сменил внешность, а жил себе спокойно в стране победивших врагов? Ездил по улицам, названных именами тех, кого «устранили» его спецслужбы? И все это в 2004 году, когда даже дети главных участников тех событий зачастую уж померли? Невероятно.
— Мы знаем, что на Смите много крови. Знаем, что он до сих пор не пересмотрел своих взглядов. Но никто его не трогает, потому как у нас демократия, — развалясь в кресле, объяснил нам Натан Шамуярира, главный идеолог здешней правящей партии (типа товарища Суслова в КПСС).
Первым из советских журналистов, попытавшимся пообщаться со Смитом, был покойный ныне Томас Колесниченко, тогда спецкор «Правды». В 70-х, нарушив партийную дисциплину, он нелегально проник в Южную Родезию, где тогда правили расисты. Причем просто сделать репортаж из страны, наглухо закрытой для советских, ему показалось мало. Колесниченко позвонил в приемную премьера Яна Смита, представился и нагло попросил об интервью. Как он вспоминал потом, на другом конце провода сначала впали в шок от изумления, а потом вежливо спросили адрес гостиницы. Через пару минут к отелю примчались полицейские машины и «советского шпиона» затолкали в воронок. В итоге — тюрьма, грандиозный международный скандал и депортация.
Но сейчас-то времена изменились.
…Поиски Яна Смита заняли несколько дней. «Он точно жив, — успокаивали нас ветераны расистского режима. — Иначе о его смерти написали бы все газеты». Кто-то видел его в столице гуляющим в парке с собакой, кто-то утверждал, что старик доживает век на ферме в 500 километрах от Хараре, где у него стадо в тысячу голов и лучший в Зимбабве апельсиновый сад на 750 сотках. Наконец получили конкретную наводку:
— Один из домов Смита — в Хараре, в дипломатическом районе, через забор от резиденции посла Кубы. Тот с ним дружит: на Новый год дарит ящик рома и коробку сигар. И кто-то вроде бы видел, как Смит со своим начальником контрразведки сидели во дворе, прихлебывали ром, покуривая, что-то живо обсуждали.
Мы взяли водки и рванули по указанному адресу — чем черт не шутит? Дом «расиста №1» оказался весьма скромным. Два этажа. Забор — без колючки или спирали Бруно, что довольно редко в богатых районах Хараре, где, как на Рублевке, все виллы оснащены самыми современными системами безопасности и напоминают добротно укрепленные крепости. Выходит, «кровопийца» никого не боится?
Звонка на заборе нет. Как и замка на решетчатых воротах — они закрыты на обычный засов. Наш чернокожий водитель просовывает руку — ворота легко открываются. Настороженно озираясь, заходим на частную территорию.
— Э-эй… Мистер Смит…
В ответ — тишина.
— Смелей, — подбадриваю я, крадясь в десяти метрах сзади. Водитель шепчет в ответ:
— Сэр, я с детства боюсь собак.
Но на вилле диктатора никого. Немного осмелев, начинаем щелкать фотоаппаратом. Вдруг откуда-то возникает низкорослый черный мужичок примерно с тремя зубами.
— Чем могу служить?
— А где Ян Смит? — от неожиданности брякаю я.
— Он в Лондоне, сэр, и вернется лишь через месяц. Я его слуга. А в чем, собственно, дело?
— Мы — русские журналисты, приехали взять у него интервью.
— О, сэр, очень сожалею. Но сейчас в Хараре находятся два сына мистера Смита. Может, они вас устроят?
Мы неопределенно пожали плечами.
— Тогда пройдите, пожалуйста, вовнутрь, — и трехзубый открыл двери дома диктатора.
Пока он набирал номер, мы осмотрелись. Телевизор SONY — почему-то черно-белый. Стопка видеокасет, из которых выделяется одна — «Ян Смит. Моя жизнь». Много книг. На стене — календарь, который не перелистывали с марта. На газетном столике фото: хозяин — бодрый старик в обнимку с женой.
Трехзубый меж тем обзванивает сыновей Смита. После коротких переговоров кладет трубку:
— Я говорил с супругой одного из них. Она сообщила, что, к сожалению, принять русских не считает возможным.
«А у вас белых вешают»

По статистике в 1980 г. в Зимбабве было около 250 тысяч белых, сейчас осталось тысяч 30. Пик отъезда был в 80-х, после прихода к власти черного правительства. И в том, что так вышло, белые винят и нас тоже. Что объяснимо: в свое время Москва потратила массу денег и сил на то, чтобы власть в Южной Африке сменилась. В соседней Замбии сидел посол СССР Солодовников, который координировал борьбу против режима апартеида во всех окрестных странах, помогал борцам оружием и советниками, а теперь с удовольствием рассказывает об этом в интервью. 25 лет прошло, но особой любви к русским за это время у белых не возникло.
Наши платят им взаимностью.
— Я их зову пэтэушниками, — рассказывал один из посольских. — В Хараре — один университет, они его закончат — и горды. А круг интересов — не дальше своего забора: Шекспира еще знают, а вот Вальтера Скотта уже нет. А как борются за свои права? Его допекут — он раз — и свою фабрику закроет. Рабочие приходят — а ворота на замке. Что такое? Да хозяин бастует. Или человек 20 выйдут с плакатами, немного поорут, их повяжут — и в кутузку. Наутро выпустят, штраф доллара два и все дела. Ну не тупые?..
Под такие разговоры заехали в «белый» район. Каждая вилла — маленькое чудо, утопающее в африканской буйной природе.
— Они подумывали отсюда ноги делать, но потом поездили по миру, прикинули: в том же Лондоне скромная квартира дороже стоит. Где еще за столь ничтожные деньги смогут так жить?
Зашли в пивбар «Бочка и антилопа», где отдыхает белая молодежь. Не как у МГИМО, конечно, но пара сотен машин на стоянке очень приличные. Внутри — взрывы смеха, музыка по ушам. Мотыльками снуют черные официантки, только успевая подносить пиво.
— Днем — гольф, крикет, рыбалка и охота, или самая знаменитая здешняя фишка — дайвинг в гротах, а вечером — рестораны да клубы. Плюс путешествия, — не без зависти комментирует наш сопровождающий. — А зачем работать: каждый сдает в аренду недвижимость или с фермы деньги капают.
Заговор мирового империализма?

До 2000 года белые фермеры — 0,5 % населения Зимбабве — владели здесь 70 % земли. Самая крупная ферма по размерам сравнима с Бельгией, площадь каждой третьей — больше 100 тысяч гектаров, из них 2/3 — охотничьи угодья, заповедники, национальные парки.
…Выезжаем за Хараре — вся земля вдоль шоссе оцеплена проволокой. Шлагбаумы, охрана. Вообще сверху Зимбабве напоминает лоскутное одеяло, каждый кусочек которого — поля, леса, реки и горы — чья-то собственность.
— До прихода белых у нас была земля, но не было понятия «Бог», потом Бог появился, но земля исчезла, она оказалась у белых, — объясняет Стив с замысловатой фамилией Чидаваника, завинформотделом правящей партии. — У каждого — по нескольку ферм, на одной он что-то выращивает, а на остальных в лучшем случае охотится с друзьями пару раз в год. А мы, коренные жители, ютились в резервациях. Когда президент Мугабе пришел к власти, он предложил фермерам поделиться землей. Был выдвинут лозунг «Один человек — одна ферма». Добровольно делиться не захотел никто. Мы подождали 10 лет, потом еще 10 лет…
Своего Ходорковского — популярно объяснить необходимость дележа — в Зимбабве не нашлось. Как и наши олигархи, белые в Зимбабве жили очень хорошо и думали, что так будет вечно. И вопрос о «пересмотре итогов приватизации» вызревал здесь долго: впервые он был поднят еще 25 лет назад. Хотя, в отличие от большевиков, право частной собственности Мугабе сотоварищи при этом не ставили под сомнение, излишки земли предлагали выкупить по рыночной цене: «Это не конфискация, а продажа с компенсацией». Что нашло понимание в Лондоне: сама мадам Тэтчер нашла требование справедливым и пообещала 90 млн. фунтов, которых бы хватило для полного счастья в Зимбабве и белых, и черных. Что и было зафиксировано в 1979 году в Ланкастерских соглашениях. Но потом Тэтчер сменил Мэйджер, Мейджера — Блэр, который и заявил, что по долгам предшественников платить не будет. Так Лондон кинул бывшую колонию, «зажав» эти 90 млн. — посильную даже для одного российского олигарха сумму. В ответ начались «самозахваты» излишков земли. По мнению наших, если подобное произойдет в ЮАР, крови будет море: «Там белых — буров — несколько миллионов, живут пять веков и у каждого второго в огороде пулемет». В Зимбабве же народ потерпимее, потому обошлось без большой крови: посчитавшие себя ущемленными белые фермеры подали в суд и переехали в Хараре, где пьют пиво и ждут вердиктов. Некоторые уже выиграли иски, но в целом ситуация остается подвешенной.
А Лондон меж тем начал травлю Зимбабве.
— Суть конфликта в том, что Мугабе земельной реформой и своими намерениями взять под контроль государства минеральные ресурсы, в т. ч. металлы платиновой группы, бросил вызов Западу, и прежде всего транснациональным корпорациям, контролирующим богатейшие недра Южной Африки, — убеждал нас один из серьезных аналитиков, работающий в Зимбабве. — В частных беседах английские дипломаты не скрывают, что созданный Хараре прецедент, если его не задавить в зародыше, создаст «эффект домино», причем не только в Африке. Потому здесь не исключено повторение того, что было в Югославии в 1999-м и в Ираке в 2003-м. А пока Запад отрабатывает в Зимбабве новые политтехнологии, прежде всего информационные. Цель — замена неугодного лидера на «своего». Для этого врубается правозащитная риторика, в сжатые сроки создаются марионеточные партии, задействуются всевозможные международные структуры — вплоть до МВФ, МБРР и ЕС, поднимается гигантская волна дезинформации, уводящая от сути дела. Для нас очевидно, что за антизимбабвийской кампанией, осуществляемой под прикрытием «дымовой завесы» из воплей СМИ, видны уши прежде всего ТНК. Отсюда мифы и про голодающую и заливаемую кровью Зимбабве, и про отрезанные головы, и про Мугабе, хранящего их едва ли не в холодильнике, и про многое другое.
Лицом к лицу

Насчет того, что из Зимбабве изгнан последний белый фермер (см. заголовки газетных статей в начале материала — Авт.) — это кто-то погорячился. Мы поехали «в поля» под Хараре и на одной проселочной дороге встретили сразу троих. Вот Джон Баркли. В шортах, ботинках на босу ногу. На «Ниссане». Владелец 600 гектаров земли, которые купил в 1977 году. Выращивает фасоль и пшеницу, имеет 70 скаковых лошадей.
Интервью берем под кудахтанье его кур.
— Не боитесь волны народного гнева?
— У нас насилия не было, идет бумажная борьба за собственность. Так что проблема одна — неуверенность в завтрашнем дне.
Мимо проезжает сосед Джона, тоже белый. В кузове «Тойоты» — несколько черных рабочих, в кабине — два здоровенных черных ротвейлера.
— Псы — это ваша охрана?
— Нет, они у меня для охоты на кабанов. И вообще у нас тут не опасней, чем в Лондоне. Хотя, конечно, земельная реформа своими перегибами жизнь разнообразила.
— А уехать не пытались?
— Я здесь с 1952 года, на этой земле родились четверо детей, внуки. Сыновья ездили смотреть, где и как люди живут — в Австралию, Новую Зеландию, Канаду, США, ЮАР. Кстати, один и к вам, в Россию залетал.
— Куда конкретно?
— Ну, в Эстонию, Латвию. Вы не думайте, что мы, фермеры, неграмотные, как ваши крестьяне. Нет, мы много путешествуем, смотрим мировое ТВ, я вот имею степень бухгалтера. Так вот посмотрев все, они решили: остаемся…
В гостях у «Людоеда»

Во время пребывания в Зимбабве нам обещали встречу и с самим Мугабе, «Великим и Ужасным». Но день шел за днем — безрезультатно.
ИЗ ДОСЬЕ «КП». Роберт Мугабе. 80 лет. Много лет боролся с режимом Яна Смита. 11 лет отсидел в тюрьме. Руководит Зимбабве с 1980 г. Вошел в Книгу Гинесса как глава государства, совершивший наибольшее число зарубежных вояжей — 303. Дважды — в 1985 и 1987 г. — был в Москве. В настоящее время санкции, действующие против Зимбабве, запрещают ему и ряду его министров въезд в Англию и некоторые другие страны ЕС. После смерти в 1992 г. первой супруги в 1996 г. женился вторично. Имеет троих детей.
… — В 97-м Селезнев будучи спикером Госдумы прилетал, два дня ждал в отеле — Мугабе его не принял, — сочувствовали нам посольские. — До вас тут были кубинские журналисты — аудиенцию получили на 37-й день. А западникам уже третий год он вообще не дает интервью.
— А может и правда тяжело болен?
— Я вас умоляю, — засмеялся один из дипломатов. — Еще лет 10 назад англичане писали, что у него рак гортани, и он ездит лечить его в Лондон. Потом как-то на международной конференции он повысил голос — тут же в газетах рак гортани сменился на рак простаты. А он здоров, как бык, каждый день по полтора часа зарядкой занимается.
— А про отрезанные головы — правда?
— Чушь. Английского корреспондента, который пустил эту утку, выслали из страны, но она уже пошла гулять по миру.
— А голубых здесь действительно казнят?
— Что Мугабе их не любит — точно. Как-то прилюдно объяснил, почему: я, мол, старый, но до сих пор могу делать маленьких, а геи — нет, значит, непонятно, зачем они существуют. Но насчет казней — бред. Поймите, здесь нормальная и практически независимая от власти судебная система, копия британской…
По мере пребывания в Зимбабве довольно убедительный миф о безумном диктаторе и порабощенной им стране начинал рушиться. У власти Мугабе остался по итогам выборов, которые в Лондоне считают фальсифицированными, а в Москве — вполне законными. («Чего ж они не протестуют против выборов, скажем, в соседнем Конго, где двух кандидатов в президенты просто вывезли за границу и выбросили?» — ехидничают наши). Изо дня в день Мугабе клеймит оппозиция, в открытую финансирующаяся Лондоном — ее не запретили даже после скандала с разоблачением бывшего агента Моссада, якобы подбивавшего лидера оппозиции устранить президента. На одну государственную газету — пять оппозиционных. Нет политзаключенных. И т. д.
…И вот утром в субботу — звонок: президент ждет вас.
Приехали. Все в костюмах и с диктофонами.
Вилла как вилла. На стене в комнате приемов — карта мира, где выделяется СССР, но почему-то зеленый.
Столы образуют большой круг. В середину его на четвереньках влез местный телеоператор.
Наконец вошел Сам. Его Превосходительство товарищ Мугабе — так здесь официально обращаются к президенту. С каждым поздоровался за руку. Короткая вступительная речь — и ответы на вопросы (интересующиеся могут найти полный текст интервью на сайте http://www.kp.ru). Президент говорил весьма здраво, выглядел солидно, заставив вспомнить, что в свое время он был в фаворе у английской королевы, целовался с Горбачевым и со всеми почестями принимался главами ведущих стран мира.
Лишь раз Мугабе взорвался, заговорив об отношениях с Англией.
— Британия, отказавшись компенсировать передачу земли ее исконным владельцам, стала вводить в заблуждение весь мир — мол, земля у фермеров отбирается насильно. Но мы строго соблюдаем Конституцию. И все разговоры о несоблюдении законов в Зимбабве — чепуха, господин Блэр — лжец, и я не устану это повторять!
Особого желания спорить у нас не было.
«Передайте Потанину…»

В Хараре любой наш загранслужащий расскажет вам, как в самые короткие сроки заработать миллион долларов. Вот лишь несколько рецептов.
— В России все цветы — из Голландии, но ежу понятно, что те же розы в Европе круглый год расти не могут. Они — наши, из Зимбабве. И через Амстердам идут в Москву. Вы только представьте: в переводе на российские деньги одна роза с доставкой в Амстердам стоит два рубля! Берем чартер, загружаем под завязку — и напрямую, в Тулу или Орел накануне 8 марта. Все — оставшуюся жизнь можно не работать.
— Отсюда можно везти билтонг — вяленое мясо страусов, буйволов, антилоп и других диких зверей, оно вкусное и не портится. А сюда те же шоколадные конфеты, только коробка должна быть с маркировкой на английском. 4,9 евро за кило груза, аэрофрахт из Хараре в Москву, на условиях FOB. Или по воде из Хараре в Питер через Мозамбик — 3122 доллара за 20-футовый контейнер. Это ж золотое дно!
— Вы на Потанина выходы имеете? Донесите, если сможете: он здесь на платине второе состояние сделает.
Роберт Мугабе в разговоре с нами подтвердил:
— Пока большинство наших компаний контролируют британцы, но наша цель — снизить степень этой зависимости. Мы приглашаем российских партнеров: используйте эту возможность. Готовы предоставить вам режим наибольшего благоприятствования.
И все были солидарны в одном: такой шанс бывает раз в сто лет. В буквальном смысле — эта страна с момента образования жестко контролировалась англичанами и для нас была закрыта наглухо. Сейчас, когда у Хараре возник конфликт с Западом, России стали что-то предлагать: инвестиций-то нет. Но скоро двери захлопнутся снова: кто не успел — тот опоздал.
Русские в Зимбабве

Наших в Зимбабве — единицы. Удачный пример бизнеса — две сестры с Украины, одна из которых ухитрилась выйти замуж за местного бизнесмена, а ее сестра возглавила у него одну и фирм. И на водках «Русский медведь» и «Петр» (слабой и сладкой, чтобы народу, непривычному к крепкому спиртному, нравилось) сестры стали миллионершами.
Другая семейная пара из Москвы — тоже легенда. Рассказывают, что они оставили Россию 9 лет назад, предварительно ограбив банк. По крайней мере, за ними неотступно ходит такая сплетня. А скорее всего, просто взяли кредит и «забыли» отдать. Банк посылал за ними частного детектива, дав тому задание вернуть должников на Родину с двумя малыми детьми. Но детектив не смог убедить местный суд, и банку в возвращении экс-клиентов было отказано. Ребята меж тем деньги пропивать не стали, а удачно их вложили и сегодня дела у них идут неплохо. Правда, периодически их тягают в суды, но они пока отбиваются. Детишки же растут английскими аристократами, ходят на смотреть крикет, а по выходным играют в гольф.
Про дела в Зимбабве большого российского бизнеса данных практически нет. Разве что один из Интернет-сайтов информирует:
«В 1990-91 годах некто Яков Коган, бывший глава первого в СССР кооператива «Рассвет», убиравшего мусор на Старом Арбате, приобретал на имя Лужкова для Попова золотоносные рудники расположенные в Зимбабве». Но приобрел ли, нет ли — неизвестно.
Или в свое время после изъятия базы данных «Моста» достоянием общественности стал рассказ Владимира Романюхи, в начале 90-х — советника Шумейко, а потом бежавшего за границу:
— Я ездил в Зимбабве вместе с Горбатенко, которого послал вместе со мной Лужков посмотреть там для Москвы что-то полезное. Когда летели обратно, Горбатенко задержала таможня, он пытался незаконно вывезти из страны какую-то кость. Его выручили наши дипломаты. Я вернулся в Москву и положил на стол Лужкову
контракт на золотую шахту. Он говорит: «Хорошо». Вызвал Орджоникидзе. Я того через два месяца встречаю, спрашиваю: «Как?» А он мне: «Да вот, нашел я одну австрийскую фирму, но она что-то не очень». Я говорю: «А при чем тут австрийская фирма, это же для Москвы надо, а не для Австрии?» Короче, разрушил он это дело».
На просьбу прокомментировать эти истории наши источники в Хараре были уклончивы, поведав лишь следующее:
— В начале 90-х наши бандиты приехали брать Зимбабве. Цель — золотые прииски. Все как положено — в тюрьмы пацанов на разведку отправили, с юристами стали работать, то да се, пальцы врастопырку. И главный приехал, авторитетный бизнесмен из Москвы. Но скоро российских граждан одного за другим стали находить мертвыми. Типа «погиб при незаконном переходе границы», «сбит машиной» и т. д. Тут спецслужбы еще англичане ставили. Это как если б они в Англии попытались чей-то бизнес под себя подмять. (Кстати, в соседней Ботсване, славящейся своими алмазными приисками, как раз в тот период покончил жизнь самоубийством наш посол — случай в дипломатической практике редчайший, и однозначная причина смерти так и не установлена — Авт.). В Зимбабве же в итоге авторитет тихо-мирно слинял и с тех пор о нем не слышно. А здесь на горных речках до закрытия срока лицензии остался лишь один «смотрящий», от какой-то непрозрачной структуры, — поглядывает, чтобы никто не вышел на его речку золото мыть. Увидел кого — приехал, местным копам чуток проплатил — те чужаков и шуганули. Вот и весь большой российский бизнес.
РОБЕРТ МУГАБЕ: «ТОНИ БЛЭР — ЛЖЕЦ»
Президент Зимбабве очень надеется на Владимира Путина

— Господин президент, у нас в России вы известны как основатель независимой Зимбабве, бессменно руководящий этой страной почти четверть века. Понятно, что вопросов к такому многоопытному государственному деятелю накопилось много. Главный из них — это вопрос о так называемом «зимбабвийском кризисе». По нашим наблюдениям, его причины — в конфликте Зимбабве с рядом западных стран. В чем суть этих разногласий и как, по вашему мнению, можно их преодолеть?
— Я хочу выразить признательность за ваше посещение Зимбабве и желание, которое вы испытываете, увидеть все своими глазами. Мы — молодая страна, которая возникла в результате освобождения от колониального господства. Мы вели жестокую борьбу, в ходе которой потеряли более 50 тысяч сограждан. Цель этой борьбы — восстановление нашего права распоряжаться своей судьбой. Мы также хотели стать хозяевами собственных ресурсов. Мы обсуждали этот вопрос с Великобританией в ходе конституционной конференции, состоявшейся в 1979 году в Ланкастере. Один из жизненно важных вопросов наших переговоров был вопрос о земле. Мы договорились с Великобританией, что она примет ответственность за выкуп земли у белых поселенцев, иными словами, компенсирует передачу земли ее исконному владельцу. Вначале Великобритания выделяла небольшие суммы, а затем выделение средств прекратилось. Постепенно конфликт приобретал все большие размеры.
Таким образом, этот кризис не является международным — это двусторонний кризис между Зимбабве и Великобританией. И он не имеет никакого отношения к вопросам демократии, свободы слова, прав человека. Зимбабве — демократическая страна, и мы хотели, чтобы этот кризис был разрешен демократическим путем. Великобритания быстро осознала, что она оказалась на неправильной стороне в этом споре и приняла решение ввести в заблуждение весь мир, утверждая, что в Зимбабве земля насильственным путем отнималась у фермеров. Таким образом, они представили этот вопрос сначала в Европейском союзе, затем в организации Содружества и в контактах с США.
Мы отказываемся принимать их аргументацию. На самом деле мы строго выполняем Конституцию и Ланкастерские соглашения, которые утвердили демократическое устройство нашей страны и основные структуры управления государством. Мы регулярно проводим парламентские выборы с интервалом в 5 лет, внесли изменения в Конституцию для того, чтобы ввести пост президента. Первые выборы состоялись в 2002 году, очередные пройдут через 6 лет. В соответствии с Конституцией мы имеем все структуры управления государством — исполнительную и законодательную власть, однопалатный парламент, ветви судебной власти.
Поэтому разговор о несоблюдении законности в нашей стране является чепухой. Господин Блэр — лжец, я не устаю это повторять. Такие люди умеют вводить в заблуждение весь мир. Это произошло не только на примере Зимбабве, но и в Афганистане, в Ираке. Часть международного сообщества поверила их логике и ввела против нас санкции. Мы рады, что ряд стран, включая Россию, не дали себя ввести в заблуждение. В этом ряду страны третьего мира, в том числе из Латинской Америки, Азии.
Последний пример продемонстрировала здесь комиссия по правам человека ООН, когда Великобритания снова выдвинула антизимбабвийский проект резолюции. 27 стран не поверили Великобритании, проголосовали против этого проекта, в том числе и Россия. 24 страны проголосовали в его поддержку. Все 27 стран, я считаю, поступили достойно, и вызывают сожаление решение остальных членов комиссии. Понятно, что это проявление линии на установление нового империалистического устройства. Мы сожалеем о том, что больше нет Советского Союза, хотя и понимаем, что это была воля населявших его людей. Но мы надеемся, что такие страны, как Россия, Франция и ряд других, смогут выработать истинно демократические условия и правила международных отношений.
Я согласен, что должны существовать партии или иные структуры, которые были бы в оппозиции к правящей партии. Но они должны быть созданы и происходить из страны как таковой, а не насаждаться из-за ее пределов. Оппозиционная партия «Движение за демократические перемены» была создана в Зимбабве тремя партиями Великобритании: лейбористами, партией консерваторов, либералами. Их средства аккумулировались в одном из фондов, а основой для создания у нас оппозиционной партии послужила профсоюзная организация.
Профсоюзное объединение Великобритания призналось в том, что оно спонсирует нашу оппозиционную партию. Об этом передавалось в трансляциях CNN, об этом можно найти сообщения в системе Internet. Они признают это и тем не менее продолжают финансирование. Но ведь, по сути, это является вмешательством во внутренние дела суверенной страны, что недопустимо в международных отношениях. Тем не менее мы не запретили «Движение за демократические перемены», как не запрещали и ни одной другой партии в течение почти 25 лет нашего развития. Хотя методы нынешних оппозиционеров порой подпадают под статью о государственной измене. Они дошли до того, что планировали совершить покушения на президента и ряд людей из его окружения.
Но тем не менее, повторяю, мы их не запретили. Наши люди сами начинают понимать разницу между оппозицией и правящей партией. Просто хочу, чтобы вы поняли: существуют силы, которые хотели бы через оппозицию установить внешнее управление нашей страной.
— Мы видим, что в Москве и Хараре политики и дипломаты много работают для углубления двустороннего диалога между нашими странами. Нам известно, что недавно состоялся обмен поздравительными посланиями между вами и президентом России Владимиром Путиным. Интересно услышать ваше мнение о перспективах российско-зимбабвийских отношений и о том, какую роль в их укреплении могли бы сыграть деловые круги обеих стран.
— Советский Союз когда-то был одним из наших союзников в период многолетней борьбы за независимость — наряду с такими странами, как Венгрия, Болгария, Китай… И помощь эта выражалась не только в поставках оружия, как принято считать. У нас были разработаны совместные образовательные программы, многие наши специалисты прошли подготовку в вашей стране. Мы благодарны России за это и хотели бы продолжить сотрудничество, поскольку понимаем, что она сохраняет доминирующие позиции на территории бывшего СССР.
Нельзя также сказать, что у нас были только политические или дипломатические отношения. Были и примеры делового сотрудничества. В свое время был разработан план горной добычи в восточной части страны, существовал также проект золотодобычи с одной из российских компаний. Несомненно, нам необходимо укреплять и наращивать деловое сотрудничество. Мы приглашаем российских партнеров: используйте эту возможность. Нам необходимы сельскохозяйственное оборудование, трактора, комбайны, а также ноу-хау в сельском хозяйстве. Помимо этого, есть горная отрасль, ведь мы обладаем широким спектром минерального сырья — золото, платина, никель, алмазы, хром и т.д.
Конечно, нужны инвестиции для разработки этих проектов. Но разработкой ресурсов мы не ограничиваемся, у нас есть и промышленность. Она больше концентрируется вокруг переработки сельхозпродукции — табака, хлопка, зерновых культур. Таким образом, есть возможности для российского бизнеса развернуться на зимбабвийском рынке.
Пока же Британия контролирует большинство компаний. Мы хотим изменить эту ситуацию и снизить степень зависимости от Британии. Есть планы развития гражданского строительства, дорог, расширения энергосистем, энергоснабжения. Мы нуждаемся не только в оборудовании, но и в экспертных проектах, в том числе в строительстве дамб, которому мы придаем большое значение в целях обеспечения населения водой. Мы открыты для российского бизнеса и будем предоставлять режим наибольшего благоприятствования нашим прошлым и новым друзьям. В отличие от тех, кто оказался неблагодарным за предоставленные им в прошлом возможности.
— Интересно узнать, находит ли президент за государственными делами время для своей семьи, для друзей. Поделюсь своим личным наблюдением от этой встречи: очень трудно поверить, что вам уже 80 лет. Как удается сохранить такую прекрасную форму?
— Да, конечно, у меня есть возможность уделять время семье. Но позвольте посвятить вас кратко в свою биографию. Я вступил в свой первый брак в 1961 году с девушкой из Ганы, мы вместе находились в изгнании во время освободительной борьбы, вместе участвовали в этой борьбе. К сожалению, у нее развивалось заболевание почек, 10 лет она была на диализе и в январе 1992 года скончалась. Мой второй брак состоялся спустя 4 года, и в нем я живу со своей новой женой, у нас трое детей. Старшая дочь находится в ЮАР в Трансваале, мы сейчас, кстати, всей семьей планируем поехать на инаугурацию президента ЮАР.
Конечно же, я пытаюсь, насколько позволяют обстоятельства, уделять побольше времени семье, но государственный долг тем не менее заставляет меня на первое место ставить работу. Рабочий день у меня, естественно, намного продолжительнее, чем у многих людей. Несомненно, это сказывается на семье, в какие-то моменты доставляет определенные неудобства. Но мы привыкли к такому ритму жизни еще со времен освободительной борьбы. Моя мать тоже не была уверена, вернусь ли я домой, и долго находилась одна. Я 11 лет находился в тюрьме.
Что касается моего здоровья, то здесь я могу лишь предположить, что это гены — одни люди рождаются с большим ресурсом, другие с меньшим, — другого объяснения я здесь не вижу. Да и годы, проведенные в тюрьме, сказались: мы искали пути выживания, поддержания себя в форме. Я каждодневно уделяю полтора часа зарядке.
Еще раз хотел бы обратить внимание на то, что отношения между нашими странами могли быть более близкими и в дипломатических, и в политических аспектах. Нам импонирует то, что основополагающие вопросы, касающиеся верховенства устава ООН в международных делах, вопросы международного права принимаются и соблюдаются Россией как норма. Президент Путин правильную позицию занимал в большинстве случаев, в том числе по Ираку. Мы надеемся, что мы сможем сотрудничать с Россией.
Тем более что, кроме нас, есть Китай, ряд государств в Европе, из них можно выделить Францию, которые занимают позицию отказа от слепого подчинения странам, пытающимся доминировать в мире. Неужели мы позволим, чтобы США использовали методы открытого давления в решении принципиальных вопросов?! Наша сила в нашем сознании и соблюдении принципов, на которых мы стоим. Посмотрите, что случилось в Ираке, Афганистане, Косово, какую позицию занимают США по решению ближневосточного вопроса. Мы надеемся, что президент Путин продолжит проводить самостоятельный курс, даже несмотря на то, что порой обстоятельства могут быть сильнее. И у нас есть надежда, что честь и честность возобладают.

http://www.kp.ru

 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: